узаконение решений иностранных судов

Юрист со знанием английского

Помощь юриста при расторжение брака, взыскании алиментов, наследстве, усыновлении (удочерении) ребёнка. Поиск сведений о расторжении брака, легализация иностранных разводов. Оформление и легализация документов, проставление апостиля. Восстановление свидетельств о браке, расторжении брака, рождении, смерти в России, США, Европе, Австралии и др. странах.

ПРИМЕНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ

В современных условиях для сохранения хозяйственных связей между компаниями из различных государств важно обеспечить признание и исполнение иностранных судебных решений по экономическим спорам. Зачастую невозможность исполнения судебного решения по спору в сфере предпринимательства блокирует определенный сектор имущественного оборота. Для предотвращения подобных неблагоприятных последствий российская организация должна иметь возможность взыскать убытки на территории иностранного государства на основе решения арбитражного суда Российской Федерации.
И наоборот, решение иностранного суда должно исполняться на территории России посредством участия арбитражных судов в процедурах международной правовой помощи. К их числу относится процесс признания за иностранным решением юридической силы на территории Российской Федерации (так называемая выдача экзекватуры), а затем (при необходимости) принудительное приведение его в исполнение в РФ. Обе названные процедуры АПК РФ совмещает в одном судебном производстве, проводимом в порядке, предусмотренном главой 31.
Согласно данной главе выдача экзекватуры для иностранных решений по экономическим спорам отныне производится арбитражными судами РФ. При необходимости после выдачи экзекватуры (определением) может выдаваться документ на принудительное исполнение иностранного решения в Российской Федерации (исполнительный лист).
Арбитражные суды: а) признают (выдают экзекватуру) и б) приводят в исполнение решения (выдают исполнительные листы) общих, коммерческих, торговых, финансовых, налоговых, хозяйственных, экономических, административных и иных судов иностранных государств, а также решения третейских судов (арбитражей), вынесенные по спорам в сфере предпринимательства.
Иностранное судебное или арбитражное решение признается, а также принудительно приводится в исполнение в Российской Федерации, если выдача экзекватуры для таких решений предусмотрена международным договором (1) или федеральным законом (2), отсылающим к международно-правовым принципам.
1. К международным договорам в сфере признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных решений относятся международные договоры о правовой помощи универсального (всеобщего, всемирного), регионального и двустороннего характера.
Примером международной конвенции универсального характера служит Нью-Йоркская конвенция от 10.06.58 "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений", в которой участвует 112 государств. То есть в этих государствах решения третейских судов признаются и исполняются по правилам данной Конвенции.
Универсальные конвенции - самое эффективное средство взаимной выдачи экзекватуры на судебные решения. В настоящее время Гаагскими конференциями по международному частному праву (Российская империя - учредитель этой организации, а Российская Федерация вновь в ней участвует с 2002 г.) вырабатывается всемирная универсальная конвенция по взаимному признанию и исполнению иностранных судебных решений. В итоге должен появиться единый универсальный механизм выдачи экзекватуры для судебных решений по гражданско-правовым спорам.
Кроме того, государства одного региона подписывают региональные соглашения по выдаче экзекватуры на решения судов и арбитражей. Так, в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ) действуют два соглашения подобного рода: Киевское соглашение от 20.03.92 "О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности" и Минская конвенция от 22.01.93 "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам".
Для государств - членов Европейского Союза действует Брюссельская конвенция по вопросам подсудности и принудительного исполнения судебных решений по гражданским и торговым спорам от 27.09.68, которая в мае 2002 г. трансформировалась в Регламент Европейского Союза по тем же вопросам.
Универсальные и региональные конвенции по вопросам правовой помощи, как правило, могут дополняться двусторонними межгосударственными соглашениями в этой сфере. У Российской Федерации более сорока международных договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, многие из которых имеют разделы о порядке признания и взаимного исполнения судебных арбитражных решений. Например, Российская Федерация и Республика Беларусь заключили в 2002 г. Соглашение о порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов и хозяйственных судов.
Конструкция иерархического действия международно-правовых норм в сфере взаимного признания иностранных решений может породить проблему выбора применимой к конкретному случаю нормы международного договора. Такая проблема должна решаться с учетом требований, установленных Венской конвенцией "О праве международных договоров" 1969 г. (ст. 30) и Федеральным законом от 15.07.95 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" (ст. 30). Как правило, правоприменение начинается с норм двустороннего, затем регионального и, наконец, универсального договоров.
Например, двусторонний договор Российской Федерации и Республики Беларусь от 29.07.2002 предусматривает, что решения арбитражных и хозяйственных судов не нуждаются в признании и приводятся в исполнение в национальном решении, т.е. согласно порядку, установленному национальными законами об исполнительном производстве.
Так, хозяйственный суд (Республика Беларусь) вынес решение о взыскании с ООО (РФ) в пользу белорусского предприятия суммы основного долга и неустойки за ненадлежащее исполнение договора поставки. Для исполнения решения предприятие обратилось в банк, в котором открыт счет должника на территории Российской Федерации (Сбербанк России). Решение не было исполнено в связи с отсутствием на расчетном счете должника денежных средств. Предприятие обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения хозяйственного суда Республики Беларусь.
Однако при этом не учитывалось, что согласно ст. 1 Соглашения о порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь от 29.07.2002 судебные акты, вынесенные судами Договаривающихся Государств, не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства на основании исполнительных документов судов, принявших решения.
Согласно ст. 3 Соглашения исполнительный документ на взыскание денежных средств должен направляться взыскателем непосредственно в банк или иную кредитную организацию, обслуживающую должника, если взыскатель располагает сведениями об имеющихся там счетах должника и о наличии на них денежных средств. Если взыскатель такими сведениями не располагает или на счете должника недостаточно средств для погашения всей присужденной суммы долга, а также в иных случаях, исполнительный документ направляется взыскателем (или по его указанию банком либо иной кредитной организацией) судебному приставу-исполнителю (судебному исполнителю) для исполнения в соответствии с законодательством Стороны, на территории которой необходимо произвести исполнение.
Соглашение 2002 г. устанавливает упрощенную процедуру исполнения решений, вынесенных на территории Российской Федерации и Республики Беларусь. Отказавшись от направления исполнительного документа судебному приставу-исполнителю и обратившись в арбитражный суд, предприятие не реализовало свое право на упрощенный порядок исполнения решения белорусского суда. Вместе с тем это не лишает заявителя возможности защиты своих имущественных прав в судебном порядке.
Последнее вытекает из норм регионального международного договора - Киевского соглашения 1992 г., заключенного в рамках СНГ.
В соответствии с преамбулой Соглашения 2002 г. оно основывается на Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20.03.92). Кроме того, Соглашение 2002 г. не предусматривает, что иные заключенные между сторонами международные договоры утратили силу. Поэтому наряду с нормами Соглашения 2002 г. применению подлежат положения Киевского соглашения от 20.03.92, которое закрепляет возможность исследования возражений должника (ст. 9).
Таким образом, в данном случае применению подлежали нормы: а) двустороннего Соглашения 2002 г.; б) регионального Киевского соглашения 1992 г., а также в) нормы АПК РФ и Федерального закона от 21.07.97 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве".
2. Выдача экзекватуры на иностранное решение может производиться без заключения международного договора в целях реализации общепризнанного правового принципа (ст. 15 Конституции РФ), в данном контексте - принципов международной вежливости и международной взаимности. Признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений на основе взаимности в настоящее время проводится во многих государствах за счет реализации этого принципа в национальных правовых актах.
Например, США не являются стороной ни одной конвенции, регламентирующей признание и исполнение судебных решений. В США также нет федерального правового акта, регулирующего исполнение иностранных судебных решений. Но в 50 штатах существуют собственные (унифицированные) акты "Об иностранных судебных решениях и о взыскании по ним денежных средств". На основе этих актов, состоящих из тех же правил, что основные конвенции о правовой помощи, и в целях реализации международно-правовых принципов взаимности и вежливости американские суды исполняют решения советских, а затем российских судов начиная с 1935 г.
Согласно Конституции РФ общепризнанные принципы международного права (в том числе взаимность, вежливость) являются составной частью российской правовой системы. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" закрепляет принцип взаимности при проведении трансграничных банкротств. Кроме того, Европейский Суд по правам человека в Страсбурге в двух недавних решениях отметил, что запрет на исполнение иностранных судебных решений в отсутствие международного договора означал бы нарушение права на суд в смысле ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. В подобной ситуации следует считать, суд вынес решение, но оно не исполняется по формальному признаку, а это серьезное нарушение права на суд.

Как правило, арбитражный суд выносит определение о признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения на основании принципа взаимности, если доказано, что в отношении решений российских судов такой принцип может быть обеспечен и в судах этой страны.
Датская компания (заявитель) обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения государственного суда г. Осло (Норвегия). По мнению заявителя, решение подлежит признанию и исполнению на основании принципов взаимности и международной вежливости и положений Соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений, заключенного 04.11.93 между Правительством РФ и Правительством Королевства Дании.
Российская компания (должник) возражала против удовлетворения заявления на том основании, что между Норвегией и Российской Федерацией отсутствует международный договор, предусматривающий возможность взаимного исполнения решений, вынесенных судами этих государств, а также не существует доказательств применения принципа взаимности.
Суд правомерно посчитал, что отсутствие международного договора не может служить препятствием для признания и приведения в исполнение на территории Российской Федерации иностранных судебных решений. Признание и исполнение может осуществляться на основе принципов взаимности и международной вежливости как общепризнанных принципов международного права, являющихся составной частью правовой системы РФ в силу ст. 15 Конституции РФ.
Кроме того, между правительствами Российской Федерации и Дании заключено Соглашение, в соответствии с преамбулой которого государства создают благоприятные условия для увеличения капиталовложений инвесторов и обеспечивают справедливый и равноправный режим в отношении капиталовложений.
Согласно ст. 4 и 241 АПК РФ заинтересованное лицо может обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных прав.
Суд указал, что отказ в признании и приведении в исполнение решения, направленного на защиту имущественных интересов датской компании, будет противоречить целям Соглашения и нарушит предусмотренное ст. 4 АПК РФ право на судебную защиту и принципы взаимности и международной вежливости.
Вместе с тем, исходя из смысла п. 2 ст. 1189 ГК РФ, взаимность предполагается существующей, если не доказано иное. В ходе судебного разбирательства данного дела на основании предоставленных должником доказательств было установлено, что иностранные судебные решения в Норвегии могут быть признаны и исполнены, если такая возможность предусмотрена международным договором.
Суд сделал вывод, что в отношении российских судебных решений в Норвегии принцип взаимности в отсутствие международного договора обеспечен быть не может. Должник представил справку МИД Норвегии о том, что на ее территории судебные решения из России не исполнялись. На этих основаниях суд отказал в признании и исполнении решения иностранного суда. Таким образом, суд предполагает наличие взаимности, тогда как сторона в споре обязана представить доказательства ее наличия или отсутствия в практике судов той страны, где решение вынесено.
Процедура выдачи экзекватуры на иностранное судебное или арбитражное решение начинается с момента подачи заявления о признании и приведении в исполнение решений иностранного суда или иностранного арбитража по заявлению заинтересованной стороны в споре, рассмотренном иностранным судом или арбитражем. Такой стороной может быть российское или иностранное юридическое лицо, международная организация, Российская Федерация или иностранное государство.
Взыскатель - сторона в деле о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, в пользу которой состоялось решение, подает заявление о его признании и приведении в исполнение в арбитражный суд по месту жительства (для физических лиц) или по месту нахождения (для юридических лиц). Если домициль должника неизвестен, возможна подача заявления в арбитражный суд по месту нахождения имущества физических или юридических лиц - должников.
Заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения или месту жительства должника либо, если таковые неизвестны, по месту нахождения имущества должника.
ЗАО обратилось с заявлением о выдаче исполнительного лица на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража. Определением Арбитражного суда г. Москвы заявление возвращено в связи с неподсудностью дела данному арбитражному суду, поскольку место нахождения должника - г. Брянск, о чем доподлинно известно заявителю.
В кассационной жалобе заявитель указал, что суд, возвращая заявление о выдаче исполнительного листа, неправильно применил нормы процессуального права, так как вопрос о подсудности должен решаться в соответствии с требованиями ч. 8 ст. 38 АПК РФ. Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подсудно арбитражному суду субъекта, на территории которого было вынесено данное решение. Международный арбитраж проходил в г. Москве.
Должник (ООО) в отзыве на кассационную жалобу пояснил, что положения ч. 3 ст. 236 АПК РФ, согласно которой заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если таковые неизвестны, по месту нахождения имущества должника - стороны третейского разбирательства, являются специальными, поэтому подлежат приоритетному применению.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований к отмене обжалуемых судебных актов.
Суд первой инстанции исходил из правильного толкования положений ч. 8 ст. 38 АПК РФ об исключительной подсудности. Данная статья содержит общее правило о подсудности споров, связанных с рассмотрением заявлений об оспаривании и принудительном исполнении решений третейских судов арбитражным судом субъекта РФ, на территории которого принято решение третейского суда.
Согласно ч. 1 ст. 236 АПК РФ правила, установленные в § 2 главы 30 Кодекса, применяются при рассмотрении заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов. Таким образом, § 2 главы 30 АПК РФ содержит специальные нормы, применяемые при рассмотрении заявлений об оспаривании решений третейских судов и выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение их решений. Следовательно, ст. 38 и положения § 2 главы 30 соотносятся как общие и имеющие приоритетное применение специальные нормы.
В связи с этим заявления о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов подаются в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если таковые неизвестны, по месту нахождения имущества должника.
В заявлении взыскателя должны содержаться обязательные данные о наименовании арбитражного суда, в который подается заявление; о наименовании и месте нахождения иностранного суда, наименовании, месте нахождения и составе арбитража, наименовании и домициле взыскателя; сведения о решении иностранного суда, дате принятия, составе судей, дате вступления в силу, дате частичного исполнения и т.д.
Факультативными данными, указываемыми в заявлении, могут быть сведения о способах связи с взыскателем и должником: номера телефонов, факсов, адресов электронной почты.
Обязательные и факультативные атрибуты заявления взыскателя являются общими для дел о признании и приведении в исполнение решений как иностранных государственных судов, так и арбитражей.
В ч. 3 ст. 242 АПК РФ перечислены документы, прилагаемые в обязательном порядке к заявлению о признании и приведении в исполнение иностранного судебного или арбитражного решения. Это удостоверенная (экзекватурой российского консула или апостилем нотариуса) копия и перевод решения иностранного суда или арбитража; удостоверенный документ иностранного суда, а также его перевод, подтверждающий вступление решения иностранного суда в силу (здесь может быть указано, в какой части решение иностранного суда или арбитража уже исполнено на территории иностранных государств); удостоверенный документ (вместе с переводом), подтверждающий, что должник в надлежащей форме извещался о разбирательстве спора в иностранном суде или арбитраже, а также иные документы (с переводом).
Согласно ст. 243 АПК РФ заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или арбитража рассматривается в судебном заседании с извещением заинтересованных сторон судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня его поступления. Как правило, заявление рассматривается в состязательной процедуре с заслушиванием сторон.
Международными договорами Российской Федерации может быть установлен иной порядок для рассмотрения заявлений по вопросу о признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений. Согласно такому порядку взыскатель имеет право, не испрашивая экзекватуры, направить иностранное решение в российский банк или судебному приставу.
При этом у должника появляется право ходатайствовать в арбитражный суд об отказе в исполнении иностранного решения на территории Российской Федерации. Иными словами, активной стороной в арбитражном процессе становится не взыскатель, а должник.
Так, Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20.03.92), регулирует вопросы юрисдикции и взаимного исполнения решений государственных и третейских судов государств - членов Содружества Независимых Государств (ст. 3). Согласно этому международному региональному договору иностранным решениям предоставляется национальный режим исполнения. То есть в суд государства, в котором испрашивается исполнение, подается не заявление взыскателя о признании решения, но ходатайство (заявление) должника об отказе в исполнении такого решения (ст. 9), если к этому есть основания, предусмотренные ст. 8 Соглашения.
Таким образом, арбитражный суд будет рассматривать заявление должника об отказе в исполнении решения иностранного суда или арбитража по правилам ст. 243 АПК РФ. Упрощенный порядок исполнения иностранных судебных решений может предусматриваться и двусторонними международными договорами о правовой помощи (например, договор Российской Федерации с Республикой Беларусь от 29.07.2002 "О порядке взаимного исполнения судебных актов...").
Судья единолично рассматривает заявление с вызовом сторон. Однако их неявка не препятствует рассмотрению заявления.
При разбирательстве дела судья исследует доказательства, представленные сторонами, заслушивает их ходатайства, в том числе о восстановлении срока на исполнение иностранного решения.
Следует учитывать, что арбитражный суд при рассмотрении заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу.
В арбитражный суд обратилось АОЗТ (Республика Казахстан) с заявлением о признании и приведении в исполнение решения суда г. Астаны (Республика Казахстан) об отказе в удовлетворении иска ОАО (РФ) к АОЗТ и удовлетворении встречного иска АОЗТ к ОАО о взыскании с последнего суммы основного долга, неустойки и пеней за ненадлежащее исполнение договора о поставке уборочной техники.
Должник в отзыве на заявление просил отказать в удовлетворении заявления, ссылаясь на нарушения процессуального и материального права, допущенные иностранным судом при рассмотрении спора.
Суд не нашел оснований для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, предусмотренных ст. 9 Киевского соглашения 1992 г. и ст. 244 АПК РФ.
Должник указывал, что судом г. Астаны допущены нарушения процессуального права Республики Казахстан, а именно: суд неправомерно принял встречный иск АОЗТ к должнику; решение суда основано на соглашении, которое является недействительным; суд не применил положения о сроке исковой давности; суд не исследовал обстоятельства дела полно и объективно; рассмотрел спор, который был предметом разбирательства в арбитражном суде РФ.
Статья 9 Соглашения 1992 г., ст. 244 АПК РФ содержат закрытый перечень оснований отказа в признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, который не подлежит расширительному толкованию. Согласно ч. 4 ст. 243 АПК РФ при рассмотрении заявлений о признании и приведении в исполнение иностранных решений арбитражный суд не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу.
Арбитражный суд правомерно указал, что доводы должника в отношении нарушений, допущенных иностранным судом вследствие неправильного применения норм процессуального права, в перечне оснований, предусмотренных ст. 9 Соглашения 1992 г. и ст. 244 АПК РФ, не содержатся. Приведенные доводы могут служить основаниями для обжалования судебного акта в стране его вынесения, но не могут являться предметом рассмотрения на стадии признания и исполнения иностранного решения в арбитражном суде РФ.
Отказ в разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда допускается в строго определенных случаях, указанных в ст. 244 АПК РФ.
Решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются без какого-либо дальнейшего производства.
Международными договорами могут быть установлены иные основания, чем перечисленные в АПК РФ. Если решение суда или арбитража вынесено в государстве - участнике Киевского соглашения 1992 г., в приведении в исполнение решения может быть отказано по просьбе стороны, против которой оно направлено. Для этого сторона, обращающаяся с подобной просьбой, должна представить компетентному суду по месту, где испрашивается приведение в исполнение, доказательства того, что: судом запрашиваемого государства - участника СНГ ранее вынесено вступившее в законную силу решение по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию; имеется признанное решение компетентного суда третьего государства - участника СНГ либо государства, не являющегося членом Содружества, по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию; спор разрешен некомпетентным судом; другая сторона не была извещена о процессе; истек трехгодичный срок давности предъявления решения к принудительному исполнению.
Итак, Киевское соглашение 1992 г. устанавливает сокращенный перечень оснований отказа в исполнении иностранного решения. Международные договоры о правовой помощи могут предусматривать и другие основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранных решений. Например, Минская конвенция 1993 г. в подп. "г" п. 2 ст. 53 закрепляет такое основание, как отсутствие "документа, подтверждающего соглашение сторон по делу договорной подсудности". Соглашение Российской Федерации и Испании "О правовой помощи по гражданским делам" среди оснований для отказа в исполнении решения называет вызов в суд путем подачи публичных объяснений (ст. 18).
В некоторых международных договорах предусмотрен сокращенный список оснований для непризнания иностранных решений. Так, договор Российской Федерации с Грецией содержит четыре основания, тогда как договор с КНДР - всего два основания для отказа в выдаче экзекватуры на иностранные решения.
В ч. 1 ст. 244 АПК РФ закреплены наиболее общие условия признания и приведения в исполнение иностранного судебного решения. Зачастую основанием к отказу в выдаче экзекватуры служит ненадлежащее извещение стороны судебного разбирательства (п. 2 ч. 1 ст. 244).
Иностранный предприниматель (Польша) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения окружного суда в г. Ольштыне (Польша), в соответствии с которым российское ООО (должник) обязано выплатить предпринимателю сумму основного долга и договорную неустойку за ненадлежащее исполнение договора.
Должник просил суд в удовлетворении заявления отказать. По его мнению, иностранным судом было нарушено право должника на судебную защиту вследствие ненадлежащего извещения последнего о судебном разбирательстве.
Суд отказал в удовлетворении заявления по следующим основаниям.
Арбитражный суд установил, что при рассмотрении дела в суде г. Ольштына российский ответчик не присутствовал. Извещение о судебном процессе осуществлялось путем почтового уведомления по адресу, указанному в контрактах, спор из которых рассматривался иностранным судом. В качестве доказательства надлежащего извещения должника о судебном разбирательстве иностранный суд принял уведомление отделения почтовой связи в г. Ольштыне, из которого следовало, что извещение о дне судебного заседания российской стороне было направлено по адресу: Российская Федерация, г. Калининград, площадь Мира, 9/11.
Поскольку из материалов дела не следовало, что российская сторона изменила почтовый и юридический адреса, указанные в контрактах, иностранный суд сделал вывод о надлежащем извещении российского ответчика по последнему известному местонахождению и возможности рассмотрения дела без его участия.
Между тем арбитражным судом установлено, что контракты содержали указание на иной адрес российской стороны, а именно - Российская Федерация, г. Калининград, проспект Мира, 9/11. Доказательств того, что должник находился по адресу: г. Калининград, площадь Мира, 9/11 - в момент вручения почтового отправления, в иностранном судебном решении не содержится, стороной не представлено.
Кроме того, извещение о судебном разбирательстве по делам с участием иностранной стороны должно осуществляться в особом порядке. Гаагская конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским делам 1965 г., участниками которой являются Российская Федерация и Республика Польша, Договор между Российской Федерацией и Республикой Польша "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам" предусматривают официальный порядок извещения стороны о судебном процессе. В данном деле этот порядок соблюден не был.
Исходя из изложенных обстоятельств, суд правомерно пришел к выводу, что сторона не была надлежащим образом извещена о судебном процессе за рубежом и была лишена возможности защитить свои права и интересы.
Следуя необходимости соблюдения прав сторон, участвующих в международном экономическом обороте, арбитражный суд выносит определение о признании и исполнении иностранного судебного решения применительно к лицам, участвующим в иностранном процессе и в отношении которых данное решение было вынесено.
В арбитражный суд обратилась иностранная компания с заявлением о признании и исполнении решения иностранного суда о недействительности всех сделок, совершенных компанией в период с 01.03.2000 по 01.05.2000, и применении последствий недействительности сделок в виде двусторонней реституции. Арбитражный суд вынес определение о частичном признании и исполнении решения иностранного суда.
Причиной частичного признания послужило то обстоятельство, что российская фирма обратилась в иностранный суд с иском о признании недействительными договоров, заключенных компанией в указанный период, в связи с превышением полномочий исполнительным органом компании. Иностранный суд пришел к выводу, что исполняющий обязанности руководителя компании имел полномочия на выполнение представительских функций и не обладал полномочиями на заключение сделок от имени компании. Суд признал все сделки, совершенные от имени компании и подписанные данным лицом в указанный период, недействительными и применил последствия недействительности сделок.
Решение иностранного суда может быть признано и исполнено только в отношении лиц, являвшихся сторонами или иными участниками процесса, и не может иметь юридическую силу в отношении иных лиц. Кроме того, участникам процесса должно быть предоставлено право на судебную защиту.
Из материалов дела следовало, что сторонами в судебном процессе за рубежом выступали российская фирма и компания. Иные лица в судебный процесс не привлекались, о судебном разбирательстве не извещались. Вместе с тем иностранный суд вынес решение о признании всех сделок, заключенных компанией, недействительными без указания на их субъектный состав.
Таким образом, решение иностранного суда было вынесено в отношении как лица, являющегося стороной процесса и надлежаще о нем извещенного, так и лиц, не участвующих в процессе и лишенных права на судебную защиту.
В данном случае суд вынес определение о признании недействительными сделок, заключенных компанией и обществом. В отношении сделок компании, заключенных с иными лицами, в признании и исполнении иностранного решения было отказано.
Нередки случаи, когда арбитражный суд отказывает в признании и принудительном исполнении иностранного судебного решения, если установит, что иностранный суд нарушил исключительную компетенцию арбитражных судов РФ (п. 3 ч. 1 ст. 244 АПК РФ).
Украинская авиакомпания (заявитель) обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании и исполнении решения украинского суда об исключении из Государственного реестра гражданских воздушных судов РФ самолета ИЛ-86.
Суд первой инстанции отказал в признании и приведении в исполнение решения украинского суда. Суд посчитал, что спор, рассмотренный за рубежом, относится к исключительной компетенции арбитражного суда РФ.
Судом установлено, что иностранным судом был рассмотрен спор, касающийся прав на воздушное судно. Предметом договора купли-продажи, заключенного между заявителем и должником, являлся самолет ИЛ-86, зарегистрированный в Государственном реестре гражданских воздушных судов РФ на имя должника. Иными словами, предмет спорного договора - право собственности на имущество, внесенное в государственный реестр РФ.
Согласно ст. 4 Киевского соглашения 1992 г. иски субъектов хозяйствования о праве собственности на недвижимое имущество рассматриваются исключительно судом государства - участника СНГ, на территории которого находится имущество. Согласно ч. 3 ст. 20 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22.01.93) к исключительной юрисдикции суда по месту нахождения недвижимости относятся иски о праве собственности и иных вещных правах на недвижимое имущество. Статья 248 АПК РФ к исключительной компетенции арбитражных судов РФ относит дела по спорам, предметом которых являются недвижимое имущество, если оно находится на территории Российской Федерации, или права на него. В свою очередь, ст. 130 ГК РФ предусматривает, что воздушные суда, подлежащие государственной регистрации, относятся к недвижимому имуществу.
Иностранным судебным актом предписывалось внести изменения в Государственный реестр гражданских воздушных судов РФ, а именно исключить объект недвижимости из реестра. Таким образом, иностранный суд решил вопрос о правах на имущество, внесенное в государственный реестр РФ (находящееся на территории РФ), чем нарушил предусмотренную в международных договорах и ст. 248 АПК РФ исключительную компетенцию арбитражных судов РФ. При таких обстоятельствах согласно п. 3 ч. 1 ст. 244 АПК РФ арбитражный суд правомерно отказал в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, нарушающего исключительную компетенцию российских судов.
Следует учитывать, что иностранное судебное решение, в отношении которого арбитражным судом принят судебный акт о его признании и принудительном исполнении, подлежит исполнению в порядке, предусмотренном АПК РФ и ФЗ "Об исполнительном производстве".
Кредитное учреждение - заявитель (Кипр) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда (Никосия, Кипр) о присуждении в пользу заявителя 4 млн. 230 тыс. долл. США и исполнении решения за счет передачи ему здания, принадлежащего российскому заводу металлических конструкций (должник).
Должник против удовлетворения ходатайства возражал, указывая на нарушение иностранным судом положений об исключительной компетенции арбитражных судов РФ.
Между заявителем и должником был заключен договор о предоставлении кредита. В обеспечение кредитного договора стороны подписали соглашение о залоге здания, принадлежащего должнику. Договор о залоге был зарегистрирован в Государственной регистрационной палате.
При рассмотрении спора о невозврате заемных средств иностранным судом была определена сумма задолженности, которая на день вынесения решения составила 4 млн. 230 тыс. долл. США. Поскольку рыночная стоимость здания на момент вынесения решения составила 5 млн. долл. США, суд указал на исполнение обязательства за счет заложенного имущества должника путем перерегистрации права собственности на кредитную организацию или продажи здания с аукциона и возмещения задолженности за счет вырученных от продажи средств.
Статья 248 АПК РФ к исключительной компетенции арбитражных судов РФ относит дела по спорам, предметом которых являются недвижимое имущество, если оно находится на территории Российской Федерации, или права на него.
Предметом рассмотренного за рубежом спора являлась задолженность по кредитному договору. Поэтому исключительная компетенция арбитражного суда РФ в этой части не была нарушена.
Как следует из резолютивной части решения, иностранный суд разрешил вопросы, касающиеся исковых требований, а также установил порядок исполнения вынесенного судебного акта за счет принадлежащего должнику недвижимого имущества. Согласно ч. 1 ст. 246 АПК РФ принудительное исполнение решения иностранного суда в Российской Федерации производится в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом и ФЗ "Об исполнительном производстве".
В силу п. 2 ст. 46 названного Закона взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся в банках и иных кредитных организациях. Пункт 1 ст. 49 ФЗ "Об исполнительном производстве" предусматривает, что на заложенное имущество может быть обращено взыскание только при недостаточности у должника иного имущества для полного удовлетворения предъявленных ему требований, не обеспеченных залогом.
Таким образом, определяя порядок исполнения решения на территории иностранного государства, иностранный суд установил порядок исполнения решения, противоречащий законодательству РФ.
В соответствии с ч. 1 ст. 244 АПК РФ арбитражный суд может отказать в признании и исполнении иностранного судебного решения в части. Учитывая, что решением иностранного суда не нарушена компетенция арбитражного суда по вопросу установления факта и суммы задолженности по кредитному договору, российский суд установил, что иностранное решение в этой части подлежит признанию и принудительному исполнению в порядке, предусмотренном АПК РФ и ФЗ "Об исполнительном производстве". В остальной части - о переходе прав на недвижимое имущество - в признании и принудительном исполнении решения было отказано.
Иностранное судебное решение может противоречить публичному порядку Российской Федерации, в том числе нарушать правила о процедурах банкротных производств (п. 7 ч. 1 ст. 244 АПК РФ).
Так, 10.07.2001 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ принял Постановление N 5758/00 по делу N А37-1070/99-1 по иску ОАО "Магаданрыбпром" к Государственной администрации Магаданского морского рыбного порта о признании недействительным исключения из Государственного судового реестра рефрижератора "Светловодный".
Истец согласно данным Государственного судового реестра являлся собственником рефрижератора. 20.04.98 в отношении истца открыто конкурсное производство по делу о банкротстве. Судно "Светловодный" было включено в конкурсную массу. Среди кредиторов пятой очереди ОАО "Магаданрыбпром" значилась корейская компания "Комако Ко Лтд.".
Судно "Светловодный" продолжало осуществлять международные перевозки и 28.04.98 по заявлению корейской компании было арестовано в южнокорейском порту по решению районного суда г. Пуссин. Основанием для ареста судна послужило требование (оплата ремонтных работ) корейской компании к ОАО "Магаданрыбпром".
Впоследствии российское судно было продано с торгов в Южной Корее. Его приобрела упомянутая корейская компания. В Российской Федерации встал вопрос о признании решения корейского суда. Постановление Президиума ВАС РФ содержит указание на невозможность положительного решения этого вопроса. Анализ Постановления позволяет сделать важные выводы о нарушении основ публичного порядка Российской Федерации в данном деле.
Во-первых, исключение судна из реестра нельзя признать правомерным, так как собственник судна не подавал заявления об изменении реестра; изменение реестра на основании указаний органа исполнительной власти незаконно; иностранное судебное решение, не признанное в Российской Федерации, также не может быть основанием для изменения реестра против воли собственника судна.
Во-вторых, касаемо признания и исполнения иностранного судебного решения о передаче права собственности на морское судно можно предположить, что: а) такое признание и исполнение в принципе возможно на началах взаимности, но б) препятствием для признания и исполнения может послужить то, что решение вынесено по спору, который относится к исключительной компетенции судов РФ, а международный договор, способный изменить это положение, отсутствовал; в) препятствием может быть и то, что иностранное решение вынесено по вопросам, которые рассматривались в российском арбитражном суде еще до возбуждения дела в иностранном суде (п. 5 ч. 1 ст. 244 АПК РФ). Причем вопросы рассматривались в деле о банкротстве, предполагающем соразмерное, пропорциональное удовлетворение требований кредиторов к российскому должнику. Нарушение названных принципов - один из видов нарушения основ публичного порядка Российской Федерации.
Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража предусмотрены в ст. 239 АПК РФ и идентичны основаниям оспаривания решений третейских судов (ст. 233 Кодекса). Однако практика рассмотрения подобных заявлений в арбитражных судах РФ позволяет выявить наиболее характерные случаи отказа в признании иностранных арбитражных решений.
1. Арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения, если сторона, против которой принято решение, докажет, что она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения.
Американская компания подала в арбитражный суд заявление о признании и приведении в исполнение решения международного арбитража ad hoc, состоявшегося в Нью-Йорке (далее - заявление). Определением суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении заявления было отказано по следующим основаниям.
Судом установлено, что при рассмотрении спора международный коммерческий арбитраж ad hoc уведомлял российского ответчика путем направления извещений о дне и времени арбитражного разбирательства экспресс-почтой при помощи частной почтовой компании. В материалах дела имелись доказательства передачи извещения секретариатом арбитража почтовой компании. Вместе с тем доказательства передачи извещения российскому ответчику в материалах дела отсутствовали.
В соответствии с подп. "в" п. 1 ст. V Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений в признании и приведении арбитражного решения может быть отказано по просьбе той стороны, против которой оно направлено, только если эта сторона представит компетентной власти доказательства того, что она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения. Пункт 1 ст. 36 Закона РФ от 07.07.93 N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" содержит аналогичное основание.
При рассмотрении заявления должник представил в арбитражный суд ответ на свой запрос почтовой компании. В связи с отсутствием представительства первой почтовой компании в стране нахождения исполнительных органов российской компании передача извещения российскому ответчику осуществлялась при посредстве трех компаний, расположенных в различных странах, на основании договоров, заключенных с ними первой почтовой компанией. Данная компания располагала доказательствами получения извещения арбитража второй и третьей почтовыми компаниями. Доказательства дальнейшей передачи извещения должнику у компании отсутствовали. В ответе почтовой компании имеются также доказательства уведомления иностранного арбитража о невыполнении поручения о вручении извещения по указанному арбитражем адресу в связи с утерей пакета документов компанией-посредником. Уведомление было направлено иностранному арбитражу до дня арбитражного разбирательства.
Из представленных российским ответчиком документов следовало, что он не был извещен о дне арбитражного разбирательства и у него отсутствовала возможность защиты своих прав и интересов в иностранном арбитраже. Согласно ч. 4 ст. 239, ч. 2 ст. 244 АПК РФ, ст. V Нью-Йоркской конвенции, ст. 36 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" арбитражный суд правомерно отказал в признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитража.
2. Арбитражный суд отказывает в признании и исполнении решений третейского суда и международного коммерческого арбитража, если будет установлено, что состав третейского суда не обеспечивал беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно был заинтересован в исходе дела.
В арбитражный суд обратилось ООО с заявлением о признании и исполнении решения третейского суда при ТПП, действующего в месте нахождения ответчика, о взыскании с российского объединения суммы задолженности по договору аренды. Должник возражал против принудительного приведения в исполнение решения третейского суда, указывая на наличие оснований, предусмотренных ст. 239 АПК РФ, ст. 46 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации".
Рассмотрев материалы дела, оценив доводы, содержащиеся в отзыве на заявление и оглашенные в судебном заседании, суд установил следующее. Стороны предусмотрели арбитражную оговорку о передаче споров в третейский суд при ТПП, действующий по месту нахождения ответчика. В оговорке речь шла о назначении одного арбитра от каждой стороны спора, избранные арбитры самостоятельно выбирают председательствующего из списка арбитров ТПП.
Арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если сторона представит доказательства того, что состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону (п. 4 ч. 2 ст. 239 АПК РФ). Формирование третейского суда осуществлено в соответствии с порядком, установленным в договоре.
В силу ст. 46 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" компетентный суд выносит определение об отказе в выдаче исполнительного листа, если будут представлены доказательства того, что состав третейского суда не соответствовал требованиям ст. 8, 10, 11, 19 настоящего Закона. Статья 8 Закона предусматривает, что третейским судьей избирается (назначается) физическое лицо, способное обеспечить беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, являющееся независимым от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей третейского судьи.
Из представленных материалов дела следовало, что в качестве третейского судьи, назначенного компанией истца (заявителя), выступал один из учредителей этой компании. Учредитель компании - стороны спора является заинтересованным в исходе дела лицом. При таких обстоятельствах сформированный состав третейского суда не был способен обеспечить беспристрастное разрешение спора. На основании вышеизложенного суд отказал в удовлетворении заявления о признании и исполнении решения третейского суда.
3. Арбитражный суд отказывает в признании и исполнении решений третейского суда и международного коммерческого арбитража, если будет установлено, что лицо, выступающее в качестве третейского судьи (арбитра), не вправе быть третейским судьей (арбитром) согласно запрету, установленному национальным законодательством.
В арбитражный суд обратилась кипрская компания с заявлением о признании и приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража ad hoc, состоявшегося на территории Российской Федерации. Договор автомобильной перевозки груза за рубежом, заключенный между кипрской компанией и транспортной компанией - российским перевозчиком, предусматривал передачу споров в арбитраж ad hoc, который будет рассматривать спор по правилам и процедурам, установленным в Регламенте Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ. МКАС вынес решение о привлечении перевозчика к ответственности за ненадлежащее исполнение договора перевозки.
Транспортная компания возражала против удовлетворения заявления, указывая на то, что состав международного коммерческого арбитража не соответствовал законодательству, а именно один из арбитров не имел права выступать в этом качестве, поскольку в момент рассмотрения спора являлся государственным служащим. О том, что указанное лицо не может быть арбитром, компания заявляла арбитражу.
При рассмотрении материалов дела о признании и приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража арбитражный суд установил, что в качестве арбитра выступал помощник судьи арбитражного суда.
Согласно ст. 11 Федерального закона от 31.07.95 N 119-ФЗ "Об основах государственной службы Российской Федерации" государственный служащий не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности. Деятельность в качестве арбитра не является педагогической, научной или иной творческой деятельностью и согласно закону оплачивается. В соответствии с § 1 приложения к Регламенту МКАС при ТПП РФ за рассмотрение дела арбитру выплачивается гонорар. Таким образом, деятельность в качестве арбитра оплачивается и не входит в определенный Законом N 119-ФЗ перечень разрешенных видов оплачиваемой деятельности.
Исходя из изложенного, суд пришел к выводу о наличии основания, предусмотренного п. 4 ч. 2 ст. 239 АПК РФ, и отказал в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда.